Booking.com

Ежемесячник «Литературное Дивеево» от 12.12.2011 года № 5

31 Января 2013 года

Русь и Зима!
Зима пришла хозяйкой полноправной,
С морозом! Вся земля убелена!
В величии для многих стала главной!
Из жемчуга на небе пелена.
 
Всё замерло пред снежною Царицей!
Явилась та без промедленья, в срок!
Закрыла Осень ледяной страницей
И обратила взгляд свой на Восток!
 
В объятья заключила Русь родную!
Застлала гладь речную крепким льдом!
Дыханьем остудила мысль шальную,
Накрыла всё в округе долгим сном!
                  


Русь и Зима! Красу ту не измерить!
Не описать! Не хватит точных слов!
Так на Руси умеют только верить,
В Любовь и Истину Божественных Основ!
 
Раскинулась широко снежным полем,
Тайгою, долом, долгою рекой...
Очищена от скверны в том полоне,
Как чистой покаянною слезой.
 
Русь и Зима! Не знает удаль равной!
Нет на Земле доверчивей души!
Зимой пред Богом плачешь златоглавой,
Ты, Русь моя, чтобы достичь вершин!
                                                 Нелли Зима


Заглавие
Веками сложилась традиция
Молиться перед едой.
И выпью святой водицы я
Со светлою просфорой.
 
Молитву прочту во здравие,
Иконе в углу поклонюсь.
Всему быть должно заглавие,
На том и стояла Русь!
 
Стояла! Врагам не кланялась!
Своим не кидалась добром!
«Умами» большими славилась!
Негаснущей веры огнём!
                                        
Да только…оно утрачено,
Заглавие трапезы дней.
Великой ценою оплачено –
Невинною кровью детей.
 
Теперь прерывать беременность
В России разрешено.
А кто понесёт ответственность?
Задуматься, не дано…
 
Так вспомним нетрудное правило,
В котором сокрыта любовь,
Где будет звучать заглавие
В делах наших вновь и вновь!
                         Людмила Бажан

***
Купола, купола, купола…
И летят колокольные звоны.
Ты всегда за собою вела
Меж столетья, сквозь радость и стоны.
 
Ты Россия – Святая земля!
Чужеземец сюда шёл с поклоном.
Кто сейчас у штурвала руля?!...
Чад твоих запугали полоном.
 
Пробудись, Мать-Россия моя,
Златоглавою светлой державой!
Пред святою иконой моля,
Возродись прежней удалью, славой!
                                 Людмила Бажан



***
В тиши безмолвной и глубокой,
Единому отдавшись чувству,
Услышать можно из «Далёка»:
«Остановись и не безумствуй!
 
Остановись, когда желаешь
Иметь над ближним превосходство.
Забыл, быть может, иль не знаешь,
Где наш источник первородства.
 
Как струны напрягая нервы,
Весь поглощенный суетой,
Стремишься быть повсюду первым,
Не видя истины простой.
 
В том, что безумственно стремленье,
И первым будешь ты едва ли.
Наш быт – сплошное повторенье,
И жизнь кружит нас по спирали.
 

Таков уж наш земной удел,
Где жизнь поставила девиз:
«В свершенье благородных дел,
Не падай по спирали вниз!»
 
Всё, что сегодня нам известно,
То было много лет назад:
Из прошлого поём мы песни,
Быть может, лишь на новый лад.
 
Среди мирских, житейских бурь
Приходишь к мыслям откровенным:
Как часто проявляешь дурь,
Стремясь во всём всегда быть первым.
 
Чтоб к пальмам первенства прибыть,
Не всем дана дорога!
В себе уверен можешь быть,
Но Истина у Бога!
                       Александр Минейчев

***
Сегодня белая зима
Вступила в полные права.
Снежинки, падая легко,
Плетут узоры-кружева.
                         
Мороз. Дышу не надышусь.
Вернулась словно в детство я.
В родные милые места,
В мои сибирские края.
                        Мария Сухова

В храме
Здесь, в доме Бога моего,
Зажжены свечи и лампады.
И будто Небо с нами рядом.
Ты сердцем чувствуешь его.
 
К Кресту святому припадая,
Молитву тихо шепчешь тут,
И слёзы жаркие текут,
Жгут щеки, сердце согревая.
 
Здесь пахнет ладаном. В тиши
От сердца помолиться можно.
Сойдет с иконы ангел Божий,
Коснется крыльями души.
                   






И отогреется душа,
И оживет, и встрепенется,
И прямо в Небо вознесется,
Хвалу Творцу воспеть спеша.
 
И понимаешь - Бог с тобой!
От зла хранит, беду отводит!
И с миром человек уходит!
И  в Мир несёт, в душе, покой.
Елена Кокуркина


Вуаль из седины
В мое окно стучит зима,
И вьюга вьётся у порога.
Вставай! Не спи, уж спать нельзя!
Душа вся в язвах, недотрога.
 
Гордыня вьёт себе гнездо,
На покаянье не пускает.
Такое доброе лицо...
А что внутри? Никто не знает.
 
И на устах моих молитва,
Но холод веет от нее.
На поле сердца - кровь и битва!
О, Господи, спаси его!
           
Дай веру мне, любовь, надежду.
И Ангелов своих пошли,
Чтоб немощную мою душу
На покаянье привели.
 
В лице вся жизнь отражена.
На нём дороги от печали.
И как сургуч - печать греха.
В глазах - молитва покаянья.
 
Моя вуаль из седины,
Что мне дана взамен страданиям.
Трепещет грешная душа
От скорого с Творцом свидания.
                       Нелли Викторова


***
Не предаждь меня, Господи, лжеблагодати,
Ухищрениям дьявола, ложным богам,
Ведь сегодняшний век нас безжалостно жалует
Помрачением разума и отчаяньем добра.
Милосердный Господь! Простираю к Те руки!
Просвети очи сердца, помышленья исправь.
Солнце Истины Вечной! О, Надежда Иисусе!
Все лукавствия духов отгони от меня.
От коварных сетей врагами навитых,
Сатанинских религий меня, Боже, избавь!
Сокровенными судьбами нам неоткрытыми,
Поспеши же исправить, покаяния даждь!
                                           Наталья Васильева



Из покаянного канона
Не стоит медного гроша
Земное бремя.
Покайся, бедная душа,
Ещё есть время.
 
Уж бьют часы двенадцать раз
И бесы вьются,
И твой исход в последний час
Ждут, не дождутся.
 
Очнись, душа моя, очнись!
Отбрось беспечность.
Мелькнет, как миг, земная жизнь
И канешь в вечность.
              

Отбрось ненужные долги,
Земную корысть,
Перед собою не солги –
Твой ангел – Совесть!
 
И в круговерти быстрых дней,
И в бденье строгом,
Покайся сердцем перед ней,
Как перед Богом.
 
Чтоб облегченная душа
В мольбе сердечной,
Взмолилась:
«Боже, я твоя!
Твоя навечно!»
           Александр Поповский


***
Мы часто жизнь за то виним,
Что счастье мимо нас проходит
И, доживая, до седин,
Его мы так и не находим.
 
А так ли это, где ответ,
Я с этим вовсе не согласен,
И утверждать, что счастья нет,
Не собираюсь я напрасно.
 
                
 
Дари тепло и доброту,
Тем, кто всегда с тобою рядом,
И тем, кому невмоготу,
Чего ещё для счастья надо?
 
Оно в тебе, оно вокруг,
Но мы его не замечаем
И понимаем это вдруг,
Когда лишь что-нибудь теряем.
             Вячеслав Харитонов


Блажен оставивший свой грех!
Господь всех любит и ласкает,
Всех ко спасению ведёт.
Всем помогать Он успевает.
Блажен, кто для Него живёт!
 
Блажен не ведавший награды,
Похвал и жизненных утех! –
Не станет он добычей ада!
Блажен оставивший свой грех!
 
Господня милость - всепрощенье!
Но как её нам заслужить?
Постом, молитвой, неотмщеньем
За зло… Как свято нужно жить!
       
 
 
 
 
Любить врагов! И чистым сердцем
Хвалить Спасителя всегда!
И в послушание одеться,
И в каждом видеть лишь Христа!
 
Счастливым сделаешь другого –
Тогда и будешь счастлив сам.
Скажи с любовью только слово,
И станешь ближе к Небесам!
                          Елена Кучбарская


***
Большой снегопад за окном
И маленький мальчик в окне,
Приплюснутой пуговкой нос-
Мне нынче приснился во сне.
 
             
 

Как сказка порхал снегопад,
Без слов признавался в любви.
И было смешно невпопад
И снежно, и нежно до слёз.
Елена Мочкаева

Памяти В.С.Пахомовой
Валентина Серафимовна, не досказали…
Так неожиданно вскрикнул звонок…
Вы о победе народа читали
В страшной войне… Так промчался урок…
 
Дверь затворилась за Вами чуть слышно,
Не потревожив немой тишины,
Но о России и нищей, и пышной
Думы подростков были полны.
 
Ваши наказы они сохранили:
Нужно Россию любить,
Быть благородными, как Вы учили,
И на земле с чистой совестью жить!
 
  
 

Вы отдавали себя без остатка,
Правду сквозь годы несли,
Но не всегда было просто и гладко,
И не всегда только розы цвели.
 
Ну, а когда Вас в июне не стало,
Тише заметней был школьный наш бал,
Ведь над Дивеевом горе витало,
Каждый, кто знал Вас, своё потерял.
 
Вы, дорогая, не всё досказали,
Так неожиданно вскрикнул звонок!
Верим – вернётся сторицей, что дали!
Жизнь продолжает сама Ваш урок!
                                      Галина Юдина


Воинствующая церковь
Воинствует Церковь
Во все времена!
Спасти спешит всех,
Кто приходит туда!
 
Зовёт звон церковный,
Блестят купола,
Душа рвётся в храм,
Надежды полна!
 
А плоть протестует,
Ей трудно стоять –
Устали мы сердцем
Молитву читать.
                      
 
 
 
 
 
Скорей б к телевизору
Быстренько сесть!
А если получится,
Лучше бы лечь…
 
И кто победит
Наша плоть иль Душа?
Воинствует Церковь
Во все времена!
Любовь Николаева

***
Что Родина? Родник? Родные?
Кто в родинках, тот счастлив должен быть!
Что род святой? Иль роды? Иль святые?
Кто Божий? Тот, кто всюду должен жить!
 
В цветке, в земле и в птицах – всюду Божье!
Во времени и в Небесах,
Во взгляде, жесте, в птичьем пенье тоже,
И часто наших с вами голосах.
 
Вселюбящая, Всеобъемлющая сила
Есть у Престола в Небесах.
Стоят крылатые святые –
«Животворящие глаза»!
 
В дороге и в своём пространстве,
Ты, Русь Святая, у Креста!
И дух твой вечный и парящий
Благодарит всегда Христа!
                                                  Галина Бриз




***
Я не знаю, что со мной творится,
И в моей душе покоя нет.
Для чего то стоило родиться?
Не могу себе я дать ответ.
 
Четверть века прожил. Это мало!
А как дальше жить, не знаю сам!
Точим сердце, словно кобры жалом,
Взор свой устремляя к Небесам.
 
Сложно жизнь устроена, не спорю,
Но не всем страдания даны.
Или я сродни земному горю?
Виноват пред Жизнью без вины?
 
         
 
 
 
 
 
Как и всем, и мне хотелось счастья,
Жизнь любить, любимым быть всегда.
Ну, а над Судьбой моей ненастье,
С пребольшим заглавием «Беда»!
 
Жизнь моя, как та хмельная брага:
Сладкая, горька ли, не понять…
Что ж, крепись, Серега-бедолага!
Век тебе придется что-то ждать!
                              Сергей Кокуркин


Зачем
Опять тревожная дорога
И неба черный балдахин.
Зачем я вымолил у Бога
Священный дар – писать стихи?
 
Зачем я нанялся на службу,
Трудней которой в Мире нет?
А, вдруг, не выдержу, не сдюжу?
Тогда, пиши, пропал поэт!
 
Зачем путем сорвиголовым
Иду, бросаясь в гущу бед,
Лишь за одним правдивым словом?
Как будто дела лучше нет!
 
          
 
Зачем пишу такие строки,
Где кровь моя взамен чернил?
И быть всё время одиноким
Себе в обязанность вменил?
 
Зачем же ближние впивают
В меня души своей клыки,
Словесной грязью поливая
Стихов нежнейшие ростки?
 
Не об одних великороссах –
О всех народах я скорбел -
Зачем?...Банальные вопросы…
Зачем…зачем…Так Бог велел!
                Николай Неживенко


Забытый грех
Она непраздною ходила пятый раз,
Но сердце то тревогой омрачало-
У чад рождённых не хватало глаз,
Подобного жена та не встречала.
 
Она не знала,чем прогневан Бог?
За что даёт такое испытание?
Он милостив, но отчего обрёк,
Её детей в Миру на прозябание?
 
Жизнь быстротечна, чада подрастут,
Она состарится, сама обузой станет,
Как смысл познать в беде сокрытой тут?
Решила к старцу обратиться. Он всё знает!
 
Он не простой и Господом ведом.
Знать, прозорлив! Жизнь для него не Тайна!
Стяжает Дух Святой большим трудом.
И встретилась жена с ним не случайно:
 
«Скажи мне, отче, в чем повинна я?
За что жестоко так страдают дети?
Не различая ни ночи, ни дня,
И слепотой уловлены все в сети?
 
Я пятого ношу, но я боюсь,
Что вновь он будет мной слепорождённый.
Под сердцем, с тем дитём, растёт и грусть,
Что, он к Кресту тому же пригвождённый».
 
Молился старец молча в тишине
И благодать каливу наполняла:
«А помнишь, в детстве,- он сказал жене,
- как птенчиков ты зрения лишала?
 
Ты не убила их, оставив жить,
Но сколько претерпела мать-пичужка?!
Из прошлого, к твоей беде та нить,
Бог Жизнь даёт, а это - не игрушка!
 

 
 
 
 
 
Её Он дал, её Он заберёт!
И в каждой Жизни есть предназначение,
Но далеко не каждый, то поймёт,
Идя порочного на поводу влечения.
 
Его не увлекает Бытиё,
Законы Мирозданья ему чужды...
Его интересует лишь своё,
И мало трогают чужие нужды.
 
Мы в Мир пришли, чтобы творить Добро!
Творим же Зло и в этом костенеем
Не слушаем мы Бога Своего,
И оттого, жить в Счастье не умеем!»
 
И женщина заплакала навзрыд:
«Да, верно, отче, так оно и было!
Беды источник, в тех годах зарыт.
Я ослепила птах, но я забыла.
 
Пичужка-мать неистово крича,
В отчаянии кружилась недалёко,
Но слепли детки под рукою палача,
Не Бога сердце, но моё жестоко!
 
Я каюсь, Господи! Прости меня за всё !
Я - мать детей...за грех...слепорождённых!
Но, не наказывай, подобно им, ещё!
Не оставляй надежд не воплощённых!»
 
И Бог простил! Смыл грех её слезой!
И дал помощницу под старость ей и детям!
И стих закончить я хочу строкой-
Мы за грехи свои всегда в ответе!
                                                     Нелли Зима


      Тетрадь погибшего бомжа
Григорий и Вадим дружили с детства.
Когда Советскому Союзу приказали недолго жить, он, Союз Советских Социалистических Республик, приказывал всем жить мирно, дружно и справедливо. Это было записано в Конституции СССР и в основополагающих документах ведущей партии. Но, увы, социалистическая собственность, принадлежащая только советскому народу, стала оприходоваться.
Григорий Иванович и Вадим Александрович в это время работали на ответственных должностях в одном обкоме ВЛКСМ. Оба попали в компанию деловых крутых мужиков, вели себя нормально и скоро стали богатейшими людьми области.
Григорий Иванович перед обедом приехал со встречи ведущих людей, которая закончилась поздно утром. В офис ему позвонил начальник смены охраны виллы и коротко доложил:
- Григорий Иванович, у нас – неприятность. Сегодня рано утром в электронном мусорном ящике менты обнаружили замёрзшего бомжа. Многих уже допросили, Вас как хозяина виллы скоро вызовут в управление.
На улице январь, морозы.
Григорий Иванович вызвал к себе главного юрисконсульта, бывшего работника конторы и, объяснив ситуацию в нескольких словах, спросил:
-У тебя там кто есть?
-Двое надёжных парней, - ответил юрист.
-Выезжай, зондируй, жди меня. Дело, верно, тухлого яйца не стоит, а шуму… Людей от важных дел отрывают.
Скоро привезли повестку, и он выехал в управление.
Через полчаса вынесли постановление по делу о смерти Фёдорова Константина Дмитриевича, в прошлом – доктора наук, профессора, ведущего учёного в области новейших тонких технологий. Как в народе говорят, дело закрыли.
Григорий Иванович остался один на один с капитаном в кабинете. Тот показал пальцем на дверь соседнего кабинета и, подмигнув, пригласил за собой. Там он открыл сейф и достал большую то ли книгу, то ли тетрадь в потёртом дермантиновом переплёте и молвил с улыбкой:
-Забавная вещь – дневник бомжа-академика, покойного Фёдорова. При нём в Вашей мусорке нашли.
-Можно глянуть?
- Да хоть совсем заберите! – и капитан показал на пальцах.
Жена и восемнадцатилетняя дочь были до удивления спокойны к происшедшему, как будто трупы на вилле и вокруг неё не раз появлялись, и это стало для них привычным делом.
Дневник Фёдорова К.Д. Григорий пытался ночью прочесть у себя в кабинете, но уяснил: чтобы понять суть изложенного в нём, нужно полностью отключиться от мира.
Он созвонился с дежурившим егерем частного охотничьего хозяйства, где много раз охотился, выписал командировку и, добравшись на вездеходе, до двухэтажного охотничьего домика, сделал знакомому егерю Евсеичу небольшой отпуск на несколько дней. Он остался совсем один в большом охотничьем домике и охотхозяйстве.
Григорий читал дневник, а на висках его в скором времени готовились появиться светло-серебристые листочки Вечности.
Он приехал из охотничьего хозяйства похудевшим и посветлевшим. Доля хозяина фирмы и другого имущества была ликвидной. С помощью главного юрисконсульта и других сотрудников выделили долю Григорию Ивановичу.
Бывший глава фирмы обошёл всех, от швейцара до генерального директора, у каждого попросил прощения и исчез…
Прошло семь лет. У Ольги Николаевны Гольцевой, жены Вадима Александровича, умерла бабушка в возрасте ста с лишним лет.
Всех родных Гольцевы хоронили на своём кладбище, расположенном в почётном уголке монастырского кладбища. При строительстве и обустройстве монастыря в семнадцатом веке семья помещиков Гольцевых приложила немало усилий и израсходовала немалые средства.
От монастыря осталась маленькая низенькая церквушка да флигелёк для паломников, в коем в настоящее время живут полтора десятка насельников.
В семнадцатом веке село Гольцево имело четыреста дворов. Барский кирпичный двухэтажный дом с колоннами и львами стоял в центре села, а на другом, возвышенном берегу живописного озера возносились к небесам церковь и колокольня.
После революции барский дом и приходской храм были до основания разрушены, озеро обмелело и превращается в болото. В селе доживают свой век несколько десятков пенсионеров, но начальная школа с восемью учениками работает.
Серый осенний день. Для Вадима нудно, тоскливо и утомительно отпевание покойной. Но он вынужден стоять под светло-серыми сводами церквушки, придав скорбное выражение лицу.
Вадим обратил внимание на одного поседевшего монаха, напоминавшего Григория.
- Где сейчас Григорий? Жив ли он? – подумал Вадим.
И чем больше он присматривался он к седому монаху, тем больше воспоминаний всплывало у него в памяти о Григории в школе, в институте, в обкоме, в офисе фирмы и на разных встречах.
Недалече провожали покойницу в последний путь родственники да полтора десятка сельских старушек и стариков.
Тот же поседевший, похожий на Григория, монах помогал иеромонаху служить над телом у могилы. Когда покойную предали земле и поставили металлический крест, седовласый монах отошёл к соседней могилке. Вадим последовал за ним и, подождав, когда он закончит молитву, тихо произнёс:
- Здравствуй, брат Григорий… если не ошибаюсь.
- Здравствуй, брат Вадим, -- повернувшись к приветствовавшему, ответил монах. – При постриге мне дали новое имя. Четыре года меня зовут отцом Николаем.
- Вот мы с тобой где встретились, отец Николай!
- Да, пути Господни неисповедимы, -- сказал монах.
- Прости, отец! Но я не понимаю, как это всё так случилось?!
- Помнишь смерть раба Божьего Константина Фёдорова в мусорном электронном ящике? Дело закрыли, а капитан, который вёл дознание, подарил мне его дневник. Константин Дмитриевич, оказавшись среди бомжей, остался человеком высококультурным, справедливым и деликатнейшим. Избалованная роскошной жизнью и почётом его дочь, подпавшая под влияние каких-то тёмных личностей, во многом способствовала тому, что он оказался бомжом. Его не раз предавали именно те, кому он доверял. Константин Дмитриевич всю жизнь искал Истину, но нашёл её только незадолго до смерти в обществе бомжей. Он пришёл к Богу: стал молиться, ходить в храм, участвовать в Таинствах. Кому-то из бомжей это не нравилось.
У Константина Дмитриевича было много разных безделушек, которыми можно было «затушить» видеонаблюдение, открыть электронные замки и закрыть их…
Много залежавшихся продуктов из электронного мусорного ящика исчезло, но в нём оказался Константин Дмитриевич. В его деле было много загадок.
Когда я внимательно прочёл дневник Фёдорова, то увидел жизнь миллионов, как бы наяву, а не через тонированные стёкла иномарок, не с восьмого этажа офиса и разных охраняемых территорий. Я понял, что жить так, как жил, не смогу, но и умирать не хотелось.
- А куда ты скинул столько бобла? – спросил Вадим.
- Деньги я лично по адресам,  которые нашёл старший юрисконсульт, передал из рук в руки многодетным порядочным бедным семьям, а оставшуюся часть пожертвовал возрождающимся монастырям и храмам. Потом в епархии я попросился в глухой и бедный монастырь… Люди потихоньку прозревают, приходят к исконной вере наших предков. Разрушенное восстанавливается с Божьей помощью, и это спасительно для России и для мира.
Георгий Веселов
 




Погода

Опрос

Какую гостиницу в Дивееве Вы рекомендуете?
 

Copyright © Информационный справочный портал Дивеево-online 2012 г.
создано при помощи joomla и на благо человека
© Студия информационных разработок КоРаНаГо_Св г. Арзамас 2012 г.